Израильская прикладная педагогика, или «Школьный "бен-зона"»

0 смотр.

Израильская прикладная педагогика, или «Школьный "бен зона"»
(«Бен-зона» одно из самых грубых ругательств на иврите, означает «сын проститутки»)
Вы знаете, что такое начальная школа в Израиле? Вы помните, как танцуют летку–еньку? Вы ещё не сидели в тюрьме за то, что однажды ваш ремень сам по себе выскочил из ваших брюк и попал вашему чаду “по куда надо”?
Тогда вы не родитель. Не израильский папа-мама. Чтобы стать настоящим израильским родителем, вам нужно поработать «шомэром» в начальной школе. Иначе, охранником, охраняющим террористов от наших чад, не к ночи будет сказано. И не при детях. При них вообще ни о чем говорить нельзя.
Для того, чтобы стать шомэром в израильской начальной школе, нужно далеко запрятать диплом об окончании педагогического института и, если повезёт, устроиться в охранную фирму. В первый же рабочий день, утром, тебя отвезут в школу и, ничего не объясняя, поставят в воротах. Охраняй! А так как, естественно, оружия у тебя нет, а вокруг одни террористы, то… ну сами понимаете. А для тех, кто сам не понимает, я и пишу эту инструкцию.
Правило первое: 
Не бойся террориста. Он то- ли придёт, то -ли нет. В крайнем случае, убежишь. Бойся первой перемены и встречи с охраняемыми. Особенно из первых классов.
Правило второе: «Ху ис кто»? 
Вот пришли в школу твои охраняемые пациенты.
Если в ворота входи дама в шортах из оборванных снизу джинсов и в потной майке, это учительница физкультуры. Ты должен ей сказать: “Шалом, гверти!” (Здрасьте, госпожа!) Ответа не жди, да он тебе и не нужен.
Если входит женщина и грызёт ногти – это молодая учительница. Если входит женщина совсем без ногтей – это учительница старая.
Если входит дама в светлом костюме с длиной юбкой и жирным пятном на выпуклом месте – это, наверно, секретарь. (Если на другой день она в этом же прикиде и с этим же пятном – точно секретарь) Внимание! Пятно может менять размер в сторону увеличения.
Все, кто без причесок, в неглаженных кофтах и юбках и стоптанной обуви – учителя. Их легко отличить. Затравленные глаза и испуганная спина.
Тот, кто въезжает в школу на автомобиле и никогда не говорит тебе “Шалом” – это директор.
Если ты увидел незнакомца в костюме, белой рубашке и в галстуке – не пугайся. Это шомэр из соседней школы.
Все остальные, которые говорят тебе “Шалом” и “Ма шломха?” («Здравствуй» и «Как поживаешь?»), в школе не работают. Это террористы. Ты доложен записывать номера их паспортов при входе на вверенную тебе территорию.
Не старайся выпендриваться и показывать себя слишком вежливым. Израильтяне — народ эмоционально-нежный, склонный к шоковой коме. После слов: “Рад тебя видеть”- падают в обморок. Береги вверенное тебе имущество!
Дети в Израиле бывают трёх видов: смоленско-беленькие с голубыми глазами, темненькие с коричневыми глазами и совсем черненькие.
Уф! Наконец-то начались уроки, и ты пошел в свой первый обход школьной территории. И видишь, лежит толстый-толстый кошелёк. На иврите, “хефец хашуд” — подозрительный предмет.
Не вздумай открывать его сам, и более того, не вздумай положить его себе в карман, чтобы на досуге посмотреть, что там внутри. Может быть там лежит бомба и ждёт, когда её украдёт шомэр.
Это может быть даже большая сумка с пищевыми отходами, которую кто-то не донёс до мусорного ящика и бросил через забор школы. В любом случае не рискуй и вызывай полицию. Они знают, что надо делать. Опытный полицейский два пальца левой руки вставляет в электрическую розетку, а пальцами правой руки лезет в найденный тобой “хефец хашуд”.
Это в том случае, если подозрительную вещь ты нашел на столе директора школы. Если вещь лежит во дворе школы у забора – полиция использует электрические провода. Если там будто – бы ничего нет, полицейский говорит “Бэсэдэр”.
Если там что-то есть, последует взрыв, после чего он уже ничего не говорит. Это первый признак того, что там была бомба.
Как хорошо, что ты не позарился!
Во время обхода ты слышишь дикие крики в классах, вопли визг и грохот. Это дети слушают преподавателя. Весь этот немыслимый шум вдруг перекрывает низкий хриплый рёв. Не вздумай врываться в класс и кричать: “Всем лечь на пол!” Это педагог. Не мешай молодой марокканской учительнице преподавать эстетику поведения.
Правило третье: 
К перемене в начальной школе шомэр должен готовиться загодя. Неоходимо приобрести: пластиковый противокамневый щит, зонтик, затычки для ушей, газету.
У ворот каждой школы стоит стальное убежище для охранника, которое на иврите ласково называется “будкэ”. ( с буквой Э в конце). Проверить сварные решетки на окнах. Если у школы имеются балконы — перед переменой взорвать.
Внимание, опасность! Звонок! В Израиле звонки музыкальные. В школе, охраняемой моим другом, звонок исполняет несколько тактов песни “Вернись в Соренто”. Это вырабатывает у шомэра условный рефлекс. У него, например, при звуках этой мелодии, где бы он не находился, рука рефлекторно тянется к кобуре.
Обычно во время перемены учителя во двор выходить боятся и пьют кофе в учительской. Дети предоставлены самим себе. По израильским правилам безопасности все ворота школы должны быть заперты на замок. Чтобы шомэр не сбежал. Особенно, если он репатриант из Соренто.
Правило четвёртое: 
Шомэр! Внимательно смотри ТУДА, ОТКУДА МОГУТ ПОЯВИТЬСЯ ДЕТИ!
Итак, звонок… Первыми с визгом вылетают во двор школы почему-то всегда самые маленькие – шестилетние первоклашки. Примерно полурота. А так как драться и материться они начинают ещё в дверях класса, то во двор к тебе уже выкатывается клубок довольно разогретых особей.
Если они начинают: 
А) бросать в тебя камни с балконов — применяй противокамневый щит.
Б) плевать на твою голову из окон – применяй зонтик
В) путая два языка, материть тебя и учителей – используй затычки для ушей и открой газету “Совершенно Секретно”. Тихо радуйся, что ты не в России.
Правило пятое: 
Если вдруг получишь кулаком в “пятак”- не отвечай тем же. В Израиле детям не делают замечаний.
Примечание: Не будь идиотом, не жалуйся администрации школы. Учителя не поймут: “Ма кара? Бэсэдэр!”. (Что случилось? Всё ОК!) А директор школы, он тем более. Он же не твой директор.
Разберём нештатную оперативную ситуацию!
Во время его дежурства полурота из первого класса в составе беленьких, черненьких и примкнувших к ним, исполняя летку-еньку в значительном темпе, звонко и весело скандировала: “Шомэр-бэн зона! Шомэр-бэн зона!” в течение пяти минут на слуху и виду нескольких учительниц.
Так как ни одна из них не сделала им замечания, он понял, что они просто не знают иврита. А «русские» шестилетние детишки уже знают. А “местные” детишки, по-русски знают теперь ещё и не то! Причём, с точным подстрочным переводом на иврит.
Так что же делать? Замечаний делать нельзя. Шлёпнуть — не дай Бог! Будет, как с Васей. А в истории с Васей мне, шутнику с многолетним совковско-реформенным опытом, изменяет чувство юмора.
Одиннадцатилетний Йося дал в глаз папе Васе за то, что Вася заставлял Йосю учить иврит. По старославянской привычке. (Вася, всё-таки), последний снял ремень, но увлёкся. И стала Йосина, простите, жопа, похожа на олимовскую жизнь- в черно-белую полоску. Йося потом в школе на физкультуру не пошел — штаны снимать надо. Таки заставили.
Ахнула эмоционально-лабильная израильская педагогика и вызвала полицию. И Йосю научили, что нужно говорить про папу, чтобы того гарантированно посадили, и папу Васю, за славянский образ мысли на недельку посадили-таки. (А не хрен было использовать еврейскую жену как средство передвижения!)
Но прежде заставили открыть в банке на Йосино имя счёт и до восемнадцати лет перечислять ему туда деньги на карманные расходы. А по выходу из тюрьмы Васе еще на две недели запретили приближаться к семье.
Сегодня Вася, Йося и Йосина мама опять счастливо живут вместе. А у Йоси скоро день рождения, и Йося сдуру попросил Васю купить велосипед. А Вася, сквозь растерянность от происшедшего и незатухающую боль в сердце, ему и отвечает (это дословно): “У тебя нет папы. Твой папа умер в тюрьме. А с твоей мамой живёт чужой дядька”.
Кстати, когда Вася спросил в официальных инстанциях, что делать, если завтра Йося начнёт курить анашу, инстанции развели руками А я бы ему по-израильски посоветовал подать в суд на наркомафию.
После этой “педагогической поэмы” трудно вернуться на уровень юмора, но я попробую.
Так что делать охраннику, если на его “будкэ” появилась надпись несмываемой краской: “Шомэр-бэн зона!” Можно использовать опыт, которым недавно поделился со мной старый марокканец-школьный охранник и весёлый человек. В его школе учится в третьем классе пятидесятикилограммовый дебил. Так вот, когда этому охраннику от какого-нибудь маленького нового еврея, или от плевка на лысину или от камушка в глаз становится совсем уж невмоготу, он покупает этому дебилу пирожное. И тот это пирожное отрабатывает ногами и кулаками.
— Смотри, — смеётся охранник, — Все свои лишние тридцать килограммов он наел на моих пирожных. Зато сколько всем нервов сэкономил!
Так вот, когда на очередной перемене за спиной моего друга спрятались от школьных драчунов тихони мальчики и девочки, последний купил большой торт и принес его в учительскую.
Всё!
отсюда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать + 14 =