Домострой – это не жуткое, тираническое или консервативное

0 смотр.

Домострой – это не жуткое, тираническое или консервативное
Слово «домострой» давно уже стало ругательством, так уж нас учили, что домострой — это нечто жуткое, тираническое и консервативное. А еще всем было известно, что по «Домострою» жену и детей, чтобы они были послушны, нужно обязательно бить.
Однако «Книга, называемая Домостроем, которая содержит в себе полезные сведения, поучение и наставление всякому христианину — и мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам» (а именно такое полное название у этой книги) вовсе не такая уж страшная. Это уникальный труд, вобравший в себя многовековой уклад, традиции и опыт русской семьи. Само слово «домострой» происходит от понятия «строить дом» (т. е. семью), а главное в книге — наставление: как жить в семье.
Начинается эта книга обращением отца к сыну: «Благословляю я и поучаю, наставляю и вразумляю… сына своего и жену, и детей их, и домочадцев — следовать христианским законам, жить с чистой совестью и по правде… наставляю жену и домочадцев своих не понуждением, не битьем, не тяжкой работой, а словно детей, что всегда в покое, одеты, сыты, в теплом дому и всегда в порядке…»
Что же здесь тиранического и консервативного? Кстати, заблуждаются те, кто считает консерватизм негативным явлением.
Далее в «Домострое» содержится 64 наставления, совета, поучения. Большая часть из них содержит рекомендации по ведению домашнего хозяйства. Интересно, что многие из них не потеряли своего значения и сегодня. К примеру, такое поучение:
Как всякое платье кроить и остатки и обрезки хранить.
«… Остатки и обрезки ко всему пригодятся в домовитом деле: заплату наставить на обветшавшей одежде или новую удлинить, или какую из них починить, а если на рынке искать остаток или обрезок, так намаешься, подбирая по цвету и виду, да втридорога купишь, а иногда и не сыщешь. И если придется какую одежду кроить для молодых, сыну, или дочери, или молодой невестке, летник, или кортель, или шубу с покрывалом, или опашень шерстяной, или камчатый, или шелковый с золотом, или атласный, или бархатный, или терлик, или кафтан, или что-нибудь доброе, то, кроя, следует загибать вершка по два и по три на подоле и по краям, возле швов и по рукавам; а как вырастет он года через два или четыре, распоров ту одежду, загнутое выправить, опять одежда впору будет; и какая одежда на каждый день, так же кроить ее».
Авторы «Домостроя» отнюдь не стремились закрепостить женщину и сделать ее бессловесной рабыней мужа, как это почему-то считается. Об этом свидетельствует вся книга, но особенно глава «Похвала женам»:
«Если дарует Бог жену добрую, получше то камня драгоценного; такая из выгоды не оставит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу. Собрав шерсть и лен, сделай, что нужно, руками своими, будь как корабль торговый: издалека вбирает в себя богатства и возникает из ночи; и даст она пищу дома и дело служанкам, от плодов своих рук увеличит достояние намного; препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело и чад своих поучает, как и рабов, и не угаснет светильник ее всю ночь; руки свои протягивает к прялке, а персты берутся за веретено, милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим, — не беспокоится о доме муж ее; самые разные одежды расшитые сделает мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим. И потому всегда ее муж соберется с вельможами и сядет, всеми друзьями почтен, и, мудро беседуя, знает, как делать добро, ибо никто без труда не увенчан. Если доброй женою муж благословен, число дней его жизни удвоится, хорошая жена радует мужа своего жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив божию заповедь, благословится Богом, а во-вторых, славится и людьми. Жена добрая и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу, коли обрел муж жену свою добрую — только хорошее выносит из дома своего; благословен муж такой жены и года свои проживут они в добром мире, за хорошую жену похвала мужу и честь».
Домострой – это не жуткое, тираническое или консервативное
Конечно, никто не говорит, что нужно во всем следовать «Домострою» — все-таки написан этот труд четыреста лет назад. Но не стоит и бездумно его охаивать. А лучше всего прочесть и испить из источника народной мудрости. А я, заканчивая эту статью, привожу несколько отрывков из «Домостроя», хорошо иллюстрирующих сказанное выше:
«В домовитом хозяйстве и всюду всякому человеку, хозяину и хозяйке, или сыну и дочери, или слуге — мужчине или женщине, и старому и малому всякое дело начать или рукодельничать: или есть, или пить, или еду готовить, или печь что, и разные припасы делать, и всякое рукоделие исполнять, и всякое ремесло, и, приготовясь, очистясь от всякой скверны и руки вымыв чисто, прежде всего — святым образам поклониться трижды в землю, а в болезни — только до пояса, а кто может правильно молитву сказать, тот, благословясь у старшего, и молитву Иисусову проговорит да, перекрестясь, молвит: «Господи, благослови, Отче!» — с тем и начать всякое дело, ибо ему божья милость сопутствует, ангелы невидимо помогают, а бесы исчезнут, и дело такое Богу в почет, а душе на пользу. А есть и пить с благодарностью будет сладко; что впрок сделано, то мило, делать же с молитвой и с доброй беседой или в молчании, а если во время дела какого раздастся слово праздное, или непристойное, или с ропотом, или со смехом, или с кощунством, или скверные и блудливые речи — от такого дела и от такой беседы Божья милость отступит, ангелы отойдут в скорби, и возрадуются нечестивые бесы, видя, что волю их исполняют безумные христиане; и приступят тут лукавые, влагая в помысел всякую злобу и всякую вражду и ненависть, и подвигают мысли на блуд и на гнев, и на всякое кощунство, и сквернословие, и на всякое прочее зло — и вот уже дело, еда или питье не спорятся, и всякое ремесло и любое рукоделие не с Богом свершается, а Богу во гнев, ибо и людям неблагославенное не нужно и не мило, да и непрочно оно, а еда и питье не вкусны и не сладки, и только дьяволу да слугам его все то и удобно, и сладко, и радостно. А кто в еде и в каком рукоделье нечисто готовит и в ремесле каком украдет что или соврет, и притом побожится ложно: не настолько сделано или не в столько стало, а он врет, — так и такие дела не угодны Богу, и тогда их запишут на себя бесы, и за это все взыщется с человека в день Страшного суда».
«Да самому тебе, господину, и жене, и детям, и домочадцам — не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться, к старшим быть послушным и покорным, к средним — дружелюбным, к младшим и убогим — приветливым и милостивым, всякое дело править без волокиты и особенно не обижать в оплате работника, всякую же обиду с благодарностью претерпеть ради Бога: и поношение, и укоризну, если поделом поносят и укоряют, с любовию принимать и подобного безрассудства избегать, а в ответ не мстить. Если же ни в чем не повинен, за это от Бога награду получишь. А домочадцев своих учи страху божию и всякой добродетели, и сам то же делай, и вместе от Бога получите милость. Если же небрежением и нерадением сам или жена, наставлением мужа обделенная, согрешит или что нехорошее сотворит, и все домочадцы, мужчины и женщины, и дети, хозяйского наставления не имея, грех какой или зло совершат: или ругань, или воровство, или блуд, — все вместе по делам своим примут, зло сотворившие, — муку вечную, а добро сотворившие, угодно Богу прожившие, — жизнь вечную получат в царствии небесном».
«Следует мужьям поучать жен своих любовью и примерным наставлением; жены мужей своих вопрошают о строгом порядке, о том, как душу спасти, Богу и мужу угодить и дом свой хорошо устроить… Поднявшись с постели, умывшись и помолясь, женкам и девкам работу указать на день, каждой — свое: кому дневную пищу варить, а кому хлебы печь ситные и решетные — да и сама бы хозяйка знала, как муку сеять, как квашню затворить и замесить, и хлебы скатать и испечь: и кислые, и пышные, и выпеченные, а также калачи и пироги; да знала бы, сколько муки возьмут, и сколько испекут, и сколько чего получится из четверти, или из осьми, или из решета, и сколько высевков отойдет, и сколько испекут, — меру знать во всем. А еду мясную и рыбную, и всякие пироги, и всякие блины, и всякие каши и кисели, и всякие блюда печь и варить — все бы сама хозяйка умела, чтобы и всех слуг научить… А когда хлебы пекут, того же теста велеть отложить и пироги начинить; и если пшеничный пекут, то из обсевков велеть пирогов наделать, в скоромные дни со скоромной начинкой, какая случится, а в постные дни с кашей, или с горохом, или со сладким, или репу, или грибы, или рыжики, или капусту, — что Бог подаст, все в семье в утешенье…»
«Стол, и блюда, и поставцы, и ложки, и всякие сосуды, и ковши, и братины, воды согрев, с утра перемыть и вытереть и высушить, и после обеда также, и вечером; и ведра и ночвы, квашни и корыта, и сита и решета, и горшки и кувшины, и корчаги также вымыть всегда, и выскресть, и вытереть, и высушить, и положить в чистом месте, где будет удобно хранить… Избу, и стены, и лавки, и скамьи, и пол, и окна, и двери, и в сенях, и на крыльце — все вымыть и вытереть, и вымести и выскрести, и всегда бы было чисто; и лестницы, и нижнее крыльцо — все бы было вымыто, и выскоблено, и вытерто, и выметено. ив сенях перед дверями рогожку или ветхий войлок положить или тряпку — вытирать грязные ноги, чтобы в плохую погоду полов не пачкать… Вот потому-то у добрых людей, у хозяйственной жены дом всегда чист и устроен, — все как следует, припрятано, где что нужно, и вычищено, и подметено всегда; в такой порядок как в рай войти. За всем тем и за любым обиходом жена бы следила сама да учила слуг и детей и добром и лихом: а не понимает слова, так того и поколотить; а увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом… но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа — всегда жить в любви и в согласии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − 11 =